Сегодня 13 декабря 2018 года
Для слабовидящих

Историческая справка о создании и развитии Ямало-Ненецкой таможни

PDFПечатьE-mail

Защита Отечества — это не только сражения на поле брани, но и защита экономических интересов государства. Об этом знали на Руси и в старину. Известно, что Ермак Тимофеевич пришел в Сибирь югом Среднего Урала. На этом пути, проторенном в конце XVI века, была поставлена и первая таможенная застава — Верхотурская, контролирующая путь в Сибирь. Но задолго до Ермака существовал иной, заповедный путь в Зауралье. Проходил он на тысячу километров северней — у самого Студеного моря, через Камень (Урал) по течению северной реки Собь. Еще во времена Алеши Поповича из новгородских былин русские люди достигали Югры, проходя Полярный Урал именно этим «чрезкаменным» путем. Как и любой проторенный путь, он привлекал ватаги лихих людей, привлекал и иностранных купцов, стремившихся попасть в Сибирь, минуя таможенные заставы. Именно поэтому где-то в XVII веке появились на северном «чрезкаменном» пути таможенные заставы и отъезжие караулы. Именно они были первыми таможенными заставами собственно на сибирской земле. Это Обдорская и Собская заставы.

Роль «чрезкаменного» пути возросла в период расцвета «златокипящей» Мангазеи. Сухопутный маршрут на Мангазею начинался с русла Печоры, далее шел по Усе, Ельцу и через водораздел Полярного Урала спускался по реке Собь к низовьям реки Обь. От Усть-Цильмы до Обдорска торговые люди добирались летом за 5-6 недель. Путь этот следовало крепко стеречь, чтобы казна сполна взимала таможенные сборы, иностранцы не смели своевольничать на русской земле, беглые не могли попасть на вольные просторы Сибири. Поэтому в самом начале XVII века на всех торговых путях, ведущих в Мангазею, были учреждены и поставлены крепкие сторожевые заставы. На морском пути — застава на острове Матвеева (перед входом в пролив Югорский Шар) и отъезжий караул на Ямальском волоке. На «чрезкаменном» пути — Собская и 06-дорская заставы и отъезжий караул на перевале. По свидетельству русского посланника в Китае Н. Спафария, проезжавшего эти края по пути в Поднебесную империю, на одном из островов в низовьях Оби до 1675 года также существовала сторожевая застава, «чтобы не провозили мягкую рухлядь тайно и беспошлинно». Служилые люди посылались на Обдорскую и Собскую заставы из ближайших острогов и городков, в основном из Тобольска и Березова. Сведения о численности гарнизонов и перемещениях служилых людей можно обнаружить в окладных книгах жалованья гарнизона Тобольска. Сведения достаточно подробные. Так, например, в окладных книгах 1631-1645 гг. указывается, что один тобольский пеший казак в 1635 году «посылан был на Собскую заставу и, назад идучи, остался на Березове и стал в службу». Застава на Соби была сооружена чуть позже Обдорской по воле царя и, по всей видимости, в период правления тобольского воеводы (сына татарского бея) князя Юрия Яншеевича Сулешова, одного из первых сибирских воевод-реформаторов, чтобы контролировать поток «мягкой рухляди» (пушнины) из Мангазеи на Русь и задерживать «гулящих людей» и «немцев», стремившихся проникнуть на заповедную территорию. Находилась она в месте впадения Соби в Обь, чуть выше нынешнего поселка Катравож.

Практически одновременно с началом завоевания Сибири Ермаком западноевропейцы начали предпринимать попытки попасть в низовья Оби. Так, еще в конце XVI века голландский купец Оливер Брюнель, войдя в доверие к небезызвестным Строгановым, дважды проникал в Сибирь. Позже, в 1584 году, снарядив корабль, он попытался морским путем пройти в Обскую губу, но потерпел крушение у мыса Русский Заворот. Случилось это всего лишь через два года после того как Ермак захватил столицу Сибирского ханства. Неоднократные попытки попасть в низовья Оби предпринимали и англичане. Поэтому сооружение северных застав являлось необходимой мерой и для защиты Русского Севера от нежелательных иностранцев, так как «мягкая рухлядь» являлась в то время фактически стратегическим сырьем. После закрытия морского пути в Мангазею в 20-х годах XVII века Ямальским волоком уже не ходили, и наиболее проторенным путем стал именно «чрезкаменный» путь. Возросло значение Обдорской и Собской застав. Кстати, обдоряне и собяне выполняли и еще одну важную задачу — являлись передовыми заставами в период конфликтов с «разбойной самоядью». Дело в том, что на всем протяжении XVII века местное кочевое ненецкое население являлось довольно серьезной проблемой для русских купцов и служилых людей. Они постоянно совершали успешные набеги на соседей — ханты, зырян, эвенков — и довольно ревниво относились к попыткам русских закрепиться на их территориях.

Караулы на заставах держали самые боеспособные из служилых людей — стрельцы и казаки. Вооружение у них тоже соответствовало тогдашним лучшим мировым стандартам. Например, каждый казак и стрелец имел огнестрельное оружие — пищаль. На заставах имелись и так называемые затинные пищали, это фактически малокалиберные пушки. Службу на северных заставах несли служилые люди в основном из Березова, гарнизон которого в XVII веке составлял около 300 стрельцов и казаков. Более двух третей гарнизона Березова несли службу на «отъезжих караулах». Именно служилые люди из Березова в 1679 году, обращаясь к царю с челобитной о жалованье, вспоминали, что «... мы на Собской заставе изымали беглых воров станицы Стеньки Разина астраханца Бориску Голышенкова да Мишку Черновского с товарыщи 10 человек». Захваченных на Собской заставе соратников Стеньки Разина повезли на правеж в Березов. Здесь, в отличие от многих северных острогов, первым лицом был не стрелецкий или казачий голова, а воевода княжеского или боярского роду. Он как наместник сибирского воеводы в низовьях Оби мог самолично карать и миловать. Суд воеводы был суровым — Голышенков и Черновский были повешены в Березовском остроге. Остальных разинцев отправили в ссылку в еще более глухие сибирские остроги. Челобитная служилых людей, задержавших беглых разинцев на Собской заставе, свидетельствует о многом. По всему выходит, что на этой заставе служилого люда было не меньше двух-трех десятков, а то и больше. При меньшей численности они вряд ли смогли задержать привыкших владеть оружием повстанцев. С другой стороны, можно только поражаться организации сыска в средние века на Руси. Ведь надо было письменно изложить приметы «воров» и разослать по всем заставам, включая и далекие сибирские. Сами заставы представляли из себя небольшой острожек, где за бревенчатой стеной располагалась просторная изба для служилых людей, изба для проезжих, амбар для припасов и банька. Судя по карте Ремезова, на перевале Полярного Урала, через который проходил «чрезкаменный» путь, существовало еще одно городище. По всей вероятности, именно здесь стоял «отъезжий караул» от Собской заставы. В 1640 году торговые люди били челом царю Михаилу Федоровичу на березовскую и пустозерскую самоядь, грабившую государеву казну на перевале. Поэтому необходимость крепкого караула на водоразделе была очевидной.

Позже Собскую заставу объединили под единое руководство с Обдорской заставой. До 1635 года сюда для сбора таможенных пошлин присылались письменные головы, подьячие и целовальники из столицы Сибири — Тобольска. Ввиду важности этих застав двум таможенным головам, посланным с Руси в Березов, было предписано летом ездить «на Обдорь» для руководства заставами. Таможенные головы, приехав на заставы, посылали целовальников в сопровождении служилых людей на отъезжие караулы. Активная деятельность застав продолжалась только летом, потому что «в сибирские городы тою дорогою зимою никто не ездит». Но кто-то из казаков и стрельцов оставался зимовать. Места были больно богатыми. Шли через Собскую и Обдорскую заста¬вы не только купцы, но и «гулящие люди» — так в старину называли на Руси людей вольных, не закрепощенных, по той или иной причине оказавшихся за пределами своего сословия. Если гулящие люди шли через Собскую заставу, с них брали явочную головщину (налог с одного зарегистрировавшегося на заставе путника) по алтыну, т.е. дороже, чем, например, на Чусовской заставе, где брали три деньги. Впрочем, через Собскую и Обдорскую заставы шли люди в основном небедные. Заповедным «чрезкаменным» путем возвращались, уже наторговав мягкой рухляди. Например, летом 1641 года на Обдорской заставе гу¬лящий Кузьма Омельянов явил на продажу четыре лодки, оцененные в 40 рублей — большую по тем временам сумму. Лошадь тогда в Сибири стоила один рубль. В том же году Обдорская таможня зарегистрировала 379 гулящих людей, прошедших «чрезкаменным» путем. Несмотря на опасности этого пути в Сибирь, в течение всего XVII века он оставался «большой сибирской дорогой». В 1638-39 годах «в Собском устье и на Обдорской заставе было торговых и промышленных людей 919 человек», а в следующем году — 745. Однако в 1695 году проехало всего 233 человека. Связано это было с тем, что южный путь через Верхотурье стал более удобен и безопасен, да и контролировать его было легче. В 1704 году Петр I своим указом предписал ездить в Сибирь и обратно исключительно через Верхотурье. В последний раз упоминание о Собской заставе содержится в указе 1722 года, где сказано, «чтоб чрез Березов и Собскую заставу как в Сибирь, так и из Сибири отнюдь никого не пропускать».

Вместо «мягкой рухляди» — нефть

Прошли столетия. Сегодня север Западной Сибири вновь является «златокипящим». Только вместо соболей и другой «мягкой рухляди» золото в казну государства приносят газ и нефть. А вместо Обдорской и Собской таможенных застав на страже экономических интересов государства стоит Ямало-Ненецкая таможня (г. Салехард), один из таможенных постов которой дислоцирован в городе Салехарде, бывшем Обдорске. Преемственность сохраняется.

Современная история таможенной службы на Ямале берет свое начало с 1990 года. Приказом Главного управления государственного таможенного контроля при Совете Министров СССР от 24.10.1990 №253 «О создании таможенных учреждений» был создан таможенный пост «Новый Уренгой» Тюменской таможни штатной численностью 3 единицы. Приказами Государственного таможенного комитета РФ от 01.04.1993 №117, от 25.06.1993 №262 созданы Ноябрьский, Салехардский, Надымский таможенные посты Тюменской таможни.

В 60-х годах прошлого столетия в Ямало-Ненецком автономном округе были разведаны уникальные по своим масштабам газоконденсатные месторождения. С этого времени началось интенсивное развитие газодобывающей отрасли. Параллельно с газовой отраслью развивалась нефтедобыча. На территории округа находятся такие крупнейшие в мире месторождения газа, как Новоуренгойское, Ямбургское, крупные залежи нефти освоены в Пуровском районе округа. На базе месторождений созданы крупные объединения нефтегаздобычи: «УренгойГазпром», «Ямбурггаздобыча», «Надымгазпром», «Ноябрьскнефтегаз», «Роснефть-Пурнефтегаз». Разрабатывается Бованенковское нефтегазоконденсатное месторождение, расположенное в северо-западной части полуострова Ямал. Развитие нефтегазодобывающей отрасли, либерализация торговли вызвали необходимость создания условий для выхода на внешний рынок предприятий округа. Значительная удаленность и разбросанность таможенных постов и участников внешнеэкономической деятельности от Тюменской таможни стали основными причинами создания таможни на территории Ямало-Ненецкого автономного округа.

В 1995 году при огромной поддержке губернатора округа Юрия Васильевича Неелова таможенная служба Ямала получила организационное оформление. Была создана Новоуренгойская таможня (приказ Государственного таможенного комитета РФ от 09.08.1995 №486) с зоной ответственности в границах Ямало-Ненецкого автономного округа (750 тыс. кв. км). Около 50 процентов площади округа расположено за Северным полярным кругом. На территории, подведомственной таможне, находится 8 городов (Салехард, Лабытнанги, Надым, Новый Уренгой, Ноябрьск, Муравленко, Губкинский, Тарко-Сале), 7 районов (Шурышкарский, Приуральский, Ямальский, Надымский, Пуровский, Тазовский, Красноселькупский).

Приказом ГТК России от 12.07.2002 №739 «О совершенствовании системы управления таможенными органами, расположенными на территории Уральского федерального округа» предписано переименовать Новоуренгойскую таможню в Ямало-Ненецкую (с 01.01.2003) и осуществить передислокацию из г. Новый Уренгой в г. Салехард.

Торжественное открытие нового административного здания таможни состоялось 5 сентября 2002 года в г. Салехарде. Присутствовал председатель ГТК России М. Ванин. Несмотря на заблаговременно спланированные и реализованные мероприятия, передислокация Ямало-Ненецкой таможни в г. Салехард, запланированная на 2002 год, фактически завершилась в мае 2003 года. За это время значительная часть сотрудников таможни была уволена в связи с отказом от передислокации. На момент переезда фактическая численность таможни составляла 66 единиц (64 процента от штатной). К новому месту службы прибыло 20 человек, т.е. 30,3 процента должностных лиц, имеющих опыт работы в таможне.

Руководство таможенным постом, а затем таможней осуществляли:

С 1990 по 1997 – Федоров Владимир Николаевич.

С 1997 по.2000 – Лукьяненко Александр Николаевич

С 2001 по 2008 – Мокринский Олег Анатольевич

С 2008 по 2010 - Романюк Дмитрий Михайлович

С 15.09.2010 по настоящее время - Гринь Андрей Владимирович

На сегодняшний день профессиональный уровень кадров достаточно высок - более 75 % от числа работающих в таможне имеют профильную квалификацию по образованию - юриспруденция, государственное и муниципальное управление, экономика и таможенное дело, 13 должностных лиц имею 2 высших профессиональных образования, что позволяет таможне при столь малой ее штатной численности выполнять поставленные задачи.

Штатная численность таможни составляет 116 штатных единиц.

Особая специфика работы таможни обусловлена значительной удаленностью от места ее дислокации таможенных постов (Ноябрьский таможенный пост — 600 км, Губкинский таможенный пост — 550 км, Новоуренгойский таможенный пост — 450 км) и большинства участников внешнеэкономической деятельности.

В таможне работают не только настоящие профессионалы, но и, прежде всего талантливые и инициативные люди. В конкурсе «Лучший по профессии» свое профессиональное мастерство проявила Белозерова Кира Владимировна - на тот момент начальник Салехардского таможенного поста Ямало-Ненецкой таможни. Среди начальников таможенных постов таможен Уральского таможенного управления, она стала победителем, отвоевав лидерство среди мужчин. В последующие годы призовые места в данном конкурсе занимали: начальник Новоуренгойского таможенного Левченко Наталья Владимировна и заместитель начальника Ноябрьского таможенного поста Левченко Галина Владимировна.

В музейном уголке таможни, открытие которого в торжественной обстановке состоялось в октябре 2011 года, хранится множество наград за достижения должностных лиц таможни, участвующих в спортивных мероприятиях - как в округе, так и среди таможенных органов Уральского таможенного управления. Большое внимание в таможне уделяется спортивно-массовой и оздоровительной работе. В Спартакиаде государственных гражданских служащих автономного округа мы участвуем на протяжении нескольких лет в различных видах спорта и занимаем почетные места. Неоднократно занимали первые места по плаванию. Приобщение к спорту госслужащих – одно из направлений социальной политики, проводимой в Ямало-Ненецком автономном округе. Стремление должностных лиц таможни заниматься спортом - не просто улучшает самочувствие, а еще и помогает добиваться лучших результатов в повседневном труде.

Слагаемые успехов художественного коллектива таможни – это активная жизненная позиция, поиск новых идей, вдохновенного отношения к самобытному творчеству. Ямальские таможенники становились победителями ежегодных смотров-конкурсов самодеятельного художественного творчества и выезжали в Москву для участия в гала-концерте. Приняли участие в заключительном концерте лауреатов смотра – конкурса самодеятельного художественного творчества в г. Москва Федеральной таможенной службы, показали высокий профессиональный уровень, отстаивая честь Уральского таможенного управления, сохраняя и развивая народную культуру нашего родного Крайнего Севера – Ямало-Ненецкого автономного округа. В 2011 году стали обладателями Гран-При в Уральском таможенном управлении.